fbpx

Нове українське кіно

Незалежний проект про сучасне українське кіно

Гудбай, фешн!

Вишел тизер фильма «Гудбай, фешн!» о профессиональном выгорании и поиске себя

52

В будущем художественном фильме «Гудбай, фешн!» тема выгорания будет показана через призму собственного опыта участников фильма. Читайте с первых уст.

Фильм режиссера и сценаристки Светланы Лищинской «Гудбай, фешн!», который сейчас находится на этапе разработки сценария, поднимает актуальные психологические и экзистенциальные проблемы: выгорание, депрессию, токсический перфекционизм и другие. Через историю главной героини Полины команда фильма намерена определить проблематику перфекционизма и выгорания и дать толчок к решению этих проблем в жизни каждого человека.

Издание «Новое украинское кино» пообщалось с представительницами творческой команды фильма и расспросило об их собственном опыте выгорания.

Светлана Лищинская, режиссер:

Долгое время я увлекалась модой, покупала Vogue каждый месяц, мой идеал жизни был как в сериале «Секс и город». Я мечтала минимум дважды в год отдыхать за границей, носить брендовые вещи, посещать модные места. Я жила в мире, где нельзя быть старой, толстой, неуспешной, неизвестной, плохо одетой ни мне, ни другим. И это ад.

Для того чтобы иметь такой образ жизни я выбрала работу на телевидении, потому что это модно, потом было модно работать в рекламе и мечтала работать в рекламе. Я зашла в тупик из-за тех ценностей, которые я имела, считала, что круто работать 24/7, быть циничной, не прощать ошибок, круто быть профессионалом, и «хороший человек это не профессия». Как в фильме «Дьявол носит Прада». Я считала, что имеет значение, сколько стоят мои кеды, даже если я хожу в них по Парижу.

Это не произошло в одно мгновение. Это продолжалось года четыре. Я принялась ненавидеть свою работу. Я не понимала, зачем я это делаю? Потому что я делала долгие годы не то, что меня наполняло бы. Я не знаю, можно ли к моему случаю применить слово «выгорание». Хотя были периоды, когда я смотрела в гугле, что означает это слово.

Мне кажется, моя проблема заключалась в том, что я очень сильно позволила себе оказаться под влиянием массовой культуры. А как от этого можно вылечиться? Мне помогло съездить на войну, там все быстро становится на свои места. Все эти социальные страхи и ценности летят к чертям, когда ты понимаешь, что в любую минуту тебя может не стать. Это, конечно, не руководство к действиям, но мой способ, который мне помог.

Світлана Ліщинська

Фото: Светлана Лищинская

Мария Квитка, художница по костюмам:

Да, я впадала в состояние выгорания. Если честно, то даже вспоминать эти периоды не очень приятно, это нагоняет тревожность. Впервые и очень жестко я столкнулась с этим явлением в 24 года, после трех лет работы над масштабным, долговременным и изнурительным проектом. Это был мой собственный проект, я очень любила то, что делала и предавалась этому делу полностью. И я тогда не понимала, что работа не может быть единственным занятием.

Я почти не виделась с друзьями, у меня не было никакой личной жизни, я брала себе выходной только раз в месяц, почти все время проводила в офисе, даже приобрела диван, чтобы еще и ночевать там. Я пыталась контролировать все процессы, не умела делегировать задачи, не доверяла ничего подчиненным и коллегам. И в один момент у меня просто сорвало крышу от усталости. Я распустила команду, закрыла проект и несколько месяцев провела в постели, не выходя из дома. Тогда я не очень понимала, что со мной происходит, я еще и себя пушила, притесняла, что такая слабачка, что не смогла дальше работать, провалила проект и что сдалась. Я была очень удручена и истощена долгое время.

Преодолела я его только благодаря психотерапевту и своим близким людям. Избежать можно было бы, если бы тогда был ум. 🙂 Теперь я четко отслеживаю свои состояния, спокойно распределяю в команде задачи, беру обязательно хотя бы один выходной в неделю, делаю паузы между проектами, чтобы восстановиться и уверенно двигаться дальше!

Марія Квітка

Фото: Мария Квитка

Ольга Любарова, продюсер:

Впервые я испытала сильное чувство выгорания на работе, где я работала почти год, от которого я долгое время была в нереальном восторге и которую старалась делать как можно лучше. Я соглашалась на все, что нужно было делать и совершенно не умела делегировать или просто доверять кому-то задачу, которая могла хоть как-то касаться моей зоны ответственности. Благодаря этому, я очень многому научилась и значительно расширила знания и восприятие индустрии, для меня это был прекрасный рывок, но постепенно я начала замечать, что я со всеми своими загадочными амбициями превращаюсь в клерка в чьей-то системе координат, которая, в моем пространстве, начала ограничиваться короткими приветствиями и рутинными задачами.

Постепенно меня начало опустошать чувство нереализованности (я как будто очень долго бежала за Годо!). В какой-то момент я стала сомневаться в своих решениях, понимала, что хочу чего-нибудь другого, но не понимала, что может быть лучше. Я тогда почему-то не осознавала, что существует понятие фриланса и совершенно не понимала, что делать дальше.

Параллельно меня по ряду случайностей, как часто бывает в киноиндустрии, пригласили на кастинг кастинг-директоров в проект «Мои мысли тихие», и я даже его (спойлер: временно) прошла. Я была настолько истощена погоней за реализацией в Киеве, что очень хотела вернуться во Львов в прекрасную квартиру в центре и просто отдохнуть от всего. Тогда я уволилась с работы, успешно потеряла крутой проект и вернулась во Львов.

Через несколько месяцев, как только я успела забыть о карьере, мне предложили проект «Памфир», который как раз был ориентирован на Западную Украину. Еще раз поверив, что в мире действует теория Джобса (когда все складывается так или иначе верно), я смогла позволить себе длительное время работать дома, проводить время с детьми, работая над одним вдохновляющим меня большим проектом и незаметно (хотя глобально заметно) пережила выгорание.

Дело, так или иначе, было в гиперболизированном отношении к работе и слишком высоким ожиданиям. Избежать выгорания, думаю, можно было бы, если бы я тогда умела сохранять баланс между работой и всем, что бывает в жизни.

Фото: Ольга Любарова

По теме: Начата работа над фильмом «Гудбай, фешн!» про выгорание и поиск себя

Сюжет «Гудбай, фешн!» рассказывает о 36-летней Полине — перфекционистке, которая стремится устроить свою жизнь по социальным стандартам, в результате чего у неё развивается депрессия. Полина устраивается работать в комиссионный магазин: там спокойно, но приходится продавать неидеальные вещи неидеальным людям. Она стоит перед выбором: вернуться к разрушающей её престижной работе или остаться в несовершенном мире и быть счастливой.

«Коммуникабельная. Положительная. Творческая. Стрессоустойчивая. Какая разница, какими качествами вы наделены, если работа не доставляет удовольствия? В фильме «Гудбай, фешн!» мы дадим собственный ответ на этот вопрос», – говорится в описании ленты.

Смотрите тизер фильма Светланы Лищинской «Гудбай, фешн!». Видео 18+ (присутствует брань).

Роль Полины в тизере воплотила актриса Ксения Жданова («11 детей из Моршина»). Также в видео можно увидеть Соломию Кириллову (Leopolis Night — лауреат 12-го Одесского кинофестиваля), сыгравшую покупательницу, которой приснился странный сон.

Смотрите также видео backstage

Режиссер: Светлана Лищинская. Сценаристка: Светлана Лищинская. Продюсеры: Ольга Любарова, Петр Цимбал. Оператор: Татьяна Дудник. Художница-постановщица: Анна Белошицкая. Художница по костюмам: Мария Квитка. Звукорежиссер: Василий Явтушенко. Проект реализуется при поддержке Украинского культурного фонда.

Создатели художественного фильма отмечают, что что тема выгорания становится всё более актуальной, особенно среди женщин. 42% женщин в 2021-м постоянно или частично выгорали на работе. Для сравнения — эта же цыфра у мужчин становит лишь 35%. В 2019 году ВОЗ обновила Международную классификацию болезней, где выгоранию было уделено особое внимание. А опрос 2017 года показал, что 64% украинцев столкнулись с эмоциональным выгоранием.

Постер фильма

Гудбай, фешн!

Напомним, Светлана Лищинская выступила автором таких документальных фильмов, как «Невидимый батальон» о женщинах на войне, «Веронские сокровища» (вошел в каталог престижного фестиваля Visions du Reel), «Бальный король» (официальная селекция фестиваля Golden Tree во Франкфурте).

Читайте также

Фильм «С завязанными глазами» Тараса Дроня выйдет в прокат 9 декабря (трейлер и постер)