fbpx

Нове українське кіно

Незалежний проект про сучасне українське кіно

Толока

Житие одной хаты: рецензия на фильм-балладу “Толока”

64

“Толока”: сюрреалистический фильм-метафора об украинском феномене постоянного возобновления, созданный по мотивам баллады Тараса Шевченко “У тієї Катерини …” 1848 года.

Михаил Ильенко любит совмещать историю, приключения и притчу. По меньшей мере половина его фильмов – притчи. “Толока” в этом смысле пошла еще дальше, это смесь поэтического кино и экскурс в украинскую историю, полная библейских отсылок и скрытых метафор. Ей, как никому наверное до того, удалось совместить арт-хаусную притчу, рассчитанную на узкий круг зрителей, с претензией на блокбастер, если, конечно, бюджет в 29 млн грн позволяет так считать, а тут все относительно.

Сюжет “Толоки” обращается к потрясениям, которые выпали на долю украинского народа в период с ХVI до XXI века. Отправной точкой становятся несколько строк Шевченковой баллады “У тієї Катерини…”, которые продолжает свободный полет фантазии режиссера. Причем настолько свободный, что любая попытка найти начало и конец в фильме будет напрасной. Все служит центральной идее и сопутствующим образам – символам. Каждое последующее испытание разрушает хату Катерины. Но она снова и снова поднимает ее из руин. И этот процесс-аллегория заменяет сюжет.

толока

Съемочный период картины длился более 5 лет с перерывами, но идея рассказа о феномене толоки появилась у Михаила Ильенко еще 53 года назад. Режиссер идет к этой киноленте всю свою карьеру. В каждом из его фильмов есть репетиция “Толоки”, что подчеркивает сам режиссер. В “Фучжоу” (1993) – дом, что плывет посреди моря вместе с хозяином, который не может его бросить; в фильме “Тот, кто прошел сквозь огонь” (2011) – натуральная украинская толока рядом с индейскими вигвамами; даже во вполне урбанистическом “Седьмом маршруте” (1997) раненый боец посреди пустыни за считанные секунды строит дом, возраст которого “от рождения до смерти – считанные минуты”.

Около двух часов фильм делает ровно одно и то же – воспевает феномен украинской толоки сквозь эпохи исторической несправедливости к простым крестьянам. С одной стороны он местами зрелищный. Самих лошадей было задействовано более 70. С другой стороны, как на весах, – сюжет-мозаика с множеством начатых историй, которые так и не будут завершены. Для автора главное – цикличность, историческая головоломка и новое начало: “У тієї Катерини хата на помості… ”

Толока фильм

Многие вещи в фильме происходят сами по себе. Нужны 12 беременных женщин – вот, немецких штурмовиков “Юнкерсов” – нет вопросов. Все служит центральной идее и зарисовкам вокруг, так что все они – абстракция, эмпирический способ донести метафору. И зря, что каждый второй персонаж – вполне узнаваемый актер, когда его камео – лишь очередной символ или случайная историческая фигура, которая быстро теряется в калейдоскопе событий. Исключение, конечно, есть – Богдан Бенюк, который после своего появления мгновенно крадет весь фильм, привносит в него иную динамику. Хотя его участие абсолютно вставное и ни на что в сюжете, при всей его условности, не влияет, к тому же уводит историю о Катерине и ее бедах в сторону, чтобы исчезнуть так же внезапно, как и появиться.

По теме: Фильм “Толока”: интересные факты о романтическую балладу Михаила Ильенко

Но весь вкус “Толоки” в другом. Это история о коротком мгновении счастья между толокой до следующего разрушения. Это пессимистическое высказывание, в котором насилие является центральным в каждом эпизоде. Художественный эксперимент, полный амбиций сказать что-то новое в кино, который рискует остаться непонятым.

“Толока” – на все сто личное кино его создателя. И не только из-за его долгого путь к реализации. В фильме Ильенки встречаются как среди продюсеров, так и среди главных действующих лиц, в том числе Иванна Ильенко в роли Катерины. Поэтому фильм своего рода современное наследство с ностальгией по прошлому от именитой кино-династии.

И, очевидно, центральной в фильме есть никак не баллада Шевченко и даже не толока, а, собственно, феномен Украины, которую уничтожают веками, а люди все равно собираются и каждый раз ее, как идею, дом своей души, отстраивают. В этом, вероятно, главная поэзия фильма “Толока”, который постоянно балансирует между зрелищем и нарочитой карикатурностью. Но бесполезно ждать на хэппи-энд, когда Украина до сих пор не расцвела, а толока должна собираться снова и снова. И конца края этому все еще не видно, как и нет ответа на вопрос, удастся ли фильму найти своего зрителя или он только станет интересным феноменом украинского поэтического кино, который, как и его герои, так и останется призраком времени.

Автор: Николай Маранчак

Читайте также

Однажды на Востоке: рецензия на фильм «Схидняк»